RuEn

Кругом одни сутенеры!

В Мастерской Фоменко восстановили «Безумную из Шайо» — спектакль о том, как четыре вечно влюбленные и немного чокнутые дамы спровадили в преисподнюю четырех кровососов, которые вознамерились продырявить весь Париж, чтобы найти нефть. Как видим, мотивы для убийства у тетушек были самые возвышенные, а их конфликт с мужиками — чисто экзистенциальный.
Пьеса была написана Жаном Жироду еще в середине прошлого века, когда олигархи еще назывались прощелыгами, а наша промышленность еще не была вся насквозь нефтедобывающей. То есть сегодня из пьесы можно бы сделать прямолинейный памфлет, да только вот будет это беспомощно как рогатка против танка. Слава богу, несмотря на дотошные рассусоливания критиков о том, сатира это или не сатира, здесь все очень весело, остроумно, легко и тонко.
«Легко и тонко» — это о спектаклях Петра Фоменко говорят завсегда. Да-да, «Безумную» ставил тоже он - еще 10 лет назад. А через четыре года снял. Теперь Кирилл Пирогов вернул творение мастера на сцену. Акценты чуть сдвинул, сценографию поменял, одну из «старух» заменил (вместо Полины Кутеповой — Ирина Горбачева), но обошелся без лишнего пафоса. Если не считать пламенного монолога про то, что сейчас кругом одни сутенеры — даже у мясной туши на рынке есть сутенер. Ну, то есть, по-нашему пиарщик. Не бог весть какой шок.
Итак, в парижском районе Шайо, в кафешке, где снуют официанты, музыканты, посудомойки, цветочницы и работяги, затевается денежное дельце. Председатель, барон, изыскатель и биржевой заяц готовы залезть хоть в вонючую канализацию, если там можно добыть пару мильончиков. Каждый из них своеобразен — первый похож на туповатого вампира, второй — представительный мечтатель-эротоман, третий — зловещий хитрый тип, четвертый — суетливый кругленький угодник. 
Когда они уже всем надоели, появляется Орели (Галина Тюнина) — колоритная пожившая мадам, все безумие которой состоит в том, что она всех подряд подозревает в краже боа, забытого ею в собственном шкафу. В остальном, она редкостная умница: каждый день читает одну и ту же газету пятилетней давности, надевает к завтраку жемчуг, лифчик, лучшее платье и думает о любви, говоря: «Стареет тот, кто не живет воспоминаниями». Ее подружки ей под стать.
Резкая Констанс ходит в гости с призраком своей собачонки, восторженная Габриэль хромает, шепелявит и обнимается с любовником-воспоминанием, ну а у роковой Жозефины в друзьях все покойные президенты Франции. Если они и безумны в своей любви — то совершенно сознательно. И потерять свой восхитительный веселый мир из-за каких-то жадных упырей? Да ни за что! Старушенции заманивают бедолаг к себе, врут им про нефть в канализации, предлагают проверить и захлопывают тяжелый люк. В спектакле побеждают чокнутые, хотя чей мир безумнее — это как посмотреть…