RuEn

Машина времени

Сезон открыт и уже состоялось несколько премьер. О них речь впереди. По традиции «ЭС» в начале сентября подводит итоги сезона прошедшего.

?«Хрустальная Турандот» — частная меценатская премия Бориса беленького вновь (после двухлетнего отсутствия) прошла летом в Кусково и определила победителей так справедливо, что критическое сословие осталось умиротворенным (хотя раньше кусковский праздник был хорошим поводом позлословить). Премия за лучший спектакль «Когда я умирала» по Фолкнеру в постановке Миндаугаса Карбаускиса вручена Театра-студии под руководством Олег Табакова. Это же название возглавляло все критические рейтинги, соревнуясь со «Скрипкой Ротшильда» Камы Гинкаса.

В опубликованные списки лучших спектаклей сезона попал и «Дядя Ваня» Карбаускиса, он хоть и считается «табакерочным», но поставлен на большой сцене МХАТа имени А. П. Чехова и объединяет мхатовцев, артистов «Табакерки» плюс приглашенную из «Мастерской П. Фоменко» Ирину Пегову. Режиссер не мудрит, не претендует на «сверхновое» прочтение. Он осваивает большую сцену, взвешивает возможности этого обязывающего пространства. Вместе с художником Олегом Шейнцисом режиссер выстраивает фасад усадьбы Войницких, обращенный окнами к зрителю. Но большая часть сцен происходит на авансцене перед домом. Ведь все герои так или иначе домом тяготятся, он - склеп несбывшихся ожиданий и надежд. В нем все со временем становятся чудаками. Очень неожиданно эта тема звучит в трактовке образа Марьи Васильевны, великолепно сыгранной Ольгой Барнет. Эксцентричная старая дама тщетно пытается забраться в гамак, висящий перед домом (в начале спектакля гамак облюбован Войницким, здесь он спит и мечтает), маленькая сценка комична и щемяща. Никому не нужная maman обречена доживать жизнь в доме со своими брошюрами и карточками Серебрякова. Режиссер обращается с текстом Чехова бережно, но одну купюру он все же делает: монолог Астрова о том, что «в человеке все должно быть прекрасно». Спектакль беспафосен, чужд ностальгии по усадебной культуре, что вовсе не означает, что режиссер жесток по отношению к персонажам пьесы. Быть может, жалостью его отношение не назовешь, но понимание и сочувствие ощутимы. Неврастения и метания дяди Вани (Борис Плотников), невозможность счастья для молодой, полной жизни, Сони (Ирина Пегова), медленно, но верное осознание Астровым (Дмитрия Назаров, его работа — одна из главных удач спектакля) невозможности вырваться из замкнутого круга, — каждая роль как верно настроенный и верно звучащий инструмент в оркестре. Сильная сторона спектаклей Карбаускиса — благородство стиля, пропорциональность частей и целого — очень редкие в сегодняшнем театре.

Исполнитель роли Серебрякова Олег Табаков получил «Хрустальную Турандот» за доблестное служение театру. Прошлый сезон можно назвать переломным. Худрук Художественного сумел, по верному замечанию Романа Должанского, создать репертуар «на все вкусы», укрепил труппу, призвал большой корпус маститых, молодых режиссеров, среди которых и пробующие себя в режиссуре драматурги Евгений Гришковец и Михаил Угаров. Политика Табакова — пусть расцветают все цветы — привела и рекрутировала новые зрительские эшелоны. Вероятно, именно такая модель театра — одна из самых современных и перспективных?
×

Подписаться на рассылку

Ознакомиться с условиями конфиденцильности