RuEn

Амбарцум Кабанян: «В Москве я часто оставался без денег»

Актер — об одиночестве и жизни в столице

25 июня в «Мастерской П. Фоменко» состоится премьера спектакля «Тополя», в котором сыграл Амбарцум Кабанян. GRAZIA узнала у актера, сложно ли было покорять Москву и как он узнал о театре.

Расскажите, кого вы играете в премьере «Тополей».
Спутника. Третьего лишнего. Человека, для которого город стал «не тем местом». Он ищет чего-то другого и в конце все-таки уезжает. Потому что смелый. И слабый одновременно.

Похож ли он на вас?
Я проходил через ситуацию, когда приходилось оставлять привычное место и покидать человека, которого любил. В данном случае герой «совпал» со мной. И такое, кстати, у меня бывает часто.

Жанр «Тополей» определен как спектакль-кинофильм. В чем, по-вашему, особенность этого формата?
Мы до последнего момента много репетировали. Была придумана определенная форма, но до конца на все вопросы мы пока себе не ответили… Например, по каким правилам нужно играть персонажа, когда параллельно со спектаклем идет фильм? В театре я имею право вживаться в роль с тем настроением, в котором сегодня нахожусь, но здесь мой герой с самого начала появляется в кадре. Потом выходит на сцену — настроение задано, и, хочешь не хочешь, нужно ему соответствовать.

Как долго вы играете в «Мастерской»?
Пятый сезон.

Правда ли, что до переезда из Сочи вы в театре ни разу не были и ничего о нем не знали?
Да. Но я часто листал светскую хронику в журналах. Размышлял о том, что из себя представляют актеры и где их можно встретить. Мне хотелось к ним. Стыдно признаться, но о существовании ГИТИСа я узнал, только когда прочитал, что в нем учился Дима Билан.

В Москве было просто?
Нет, но я не боялся рискнуть. Порой оставался без денег, но понимал: это такой путь. Принципиально не просил финансовой помощи у родителей, но мама, тем не менее, однажды прислала десять тысяч рублей. Я пошел и купил на них фотоаппарат.

Многие не выдерживают столичного ритма, однако у вас все получилось. Благодаря чему?>
Что такое «трудности», я знал с самого детства: когда в 90-х началась война (грузино-абхазский конфликт 1992–1993 гг. — Примеч. Grazia), наша семья из Гагры переехала в Сочи. Соответственно, ребенком я жил как беженец — сначала в общаге, потом в съемной квартире. Мама с утра до вечера работала, папа — тоже. Такая реальность становится для тебя нормой — ты просто не знаешь, может ли быть по-другому.

А что еще помогло?
Я люблю людей, нравится беседовать с ними, поэтому у меня так много друзей из зрительного зала. Если мне кто-то присылает сообщение в соцсетях, я сразу стираю границу «актер — зритель» между нами. Ты классный? Давай общаться!

В интернете пишут, что носители такого редкого имени — Амбарцум, — мягко говоря, непоседы. Насколько описание вам соответствует?
Буквальный перевод моего имени – «воскресший». То, о чем говорите вы, относится ко мне теперешнему. Раньше я был совершенно другим: скромный мальчик, который сидел рядом с мамой. Мне ничего не было нужно. В детстве я считал, что намного интереснее играть под столом, чем на улице.

Еще в описании имени сказано, что его носители ценят одиночество. Так ли это?
Согласен.

А чем обычно заняты наедине с собой?
Читаю, рисую и страдаю, когда у меня нет времени на это. Да и просто поболтать с самим собой — как редко выпадает такая возможность!

Сложные решения быстро принимаете?
Нет, они даются тяжело. Но когда делаю шаг вперед, то дальше все происходит довольно легко. И если мне нужно сделать что-то совсем непростое, то обязательно звоню маме за советом. Когда я учился на четвертом курсе, мне предложили сняться обнаженным за большие деньги. Я не понимал, как такое возможно сделать, спрашивал у друзей и, конечно, позвонил маме в полной уверенности, что она скажет «нет». А она ответила: «Да, снимайся».

И что в итоге?
Все равно отказался!

Источник: журнал Grazia